Previous Entry Share Next Entry
Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы
a_streltsov

Лоренцо Лотто. Преображение. 1510-1512.
"И просияло лицо Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет" (Мф 17:2)


Последнее время вновь много заговорили про религиозность Гребенщикова, будто бы он мегаэксперт в религиозных вопросах, и от того, куда в очередной раз качнётся его внутренний маятник, зависит общее духовное «благорастворение воздухов».

В частности, последнее его выступление в Московской Духовной Академии в рамках деятельности нового "дискуссионного арт-клуба" вызвало немалый резонанс в кругах православных разного толка, причём диапазон мнений колебался от «надежд на положительную динамику» в стиле «пациент скорее жив, чем мёртв» до обвинения руководства МДА в сатанизме.

Конечно, в таком вопросе сколько людей, столько мнений. Традиционное христианство, разумеется, несовместимо с синкретизмом в стиле «по Голгофе ходит Будда и кричит «Аллах акбар», и если время от времени сами поклонники «Аквариума» возмущаются, почему именно к религиозности БГ привлечено такое внимание, но тут ответ, конечно, скрывается в том, что он сам много и часто говорит об этом – в отличие от того же Киркорова –  и в песнях, и в интервью. Так что назвался груздем – полезай в кузов. С другой стороны, внутренняя «духовность» деятеля культуры и его творчество – не одно и то же.

Но даже если говорить о религиозной составляющей его творчества, то оно может оказать и неплохое воздействие на советского или пост-советского материалиста-атеиста-агностика, которому всё равно терять нечего. Такая доза иррационального, нарушающая некоторые привычные штампы. А там открываются духовные шлюзы, результатом чего может стать движение вниз или вверх. Это как «Мастер и Маргарита» Булгакова. Читатель может заинтересоваться сатанизмом, а может и придти в церковь. Может, конечно, и никак не отреагировать.

Движение вниз естественно (впрочем, в христианском смысле нет принципиальной разницы между атеистом, оккультистом и приверженцем восточных религий, так что это даже не движение вниз, а топтание на месте или трансформация в стиле «те же яйца, вид сбоку), но вот другое движение невозможно без откровения, без слышания Евангелия, которое в полноте присутствует только в Церкви. Но даже если человек, услышавший слова, обычно звучащие в конце концертов «Аквариума» – «Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы» – просто возьмёт и почитает эти слова в контексте первого послания Иоанна, это уже даст какой-то результат. Это может стать началом пути (я знаю как минимум одного человека, который открыл для себя христианство, услышав эту фразу). Эти слова представляют собой ключ, которым можно открыть дверь, ведущую к Богу-как-Он-есть. В употреблении Св. Иоанна эти слова дают понимание, что нет нужды искать истину в «эзотерике» и восточном мистицизме: она гораздо ближе к нам. Ведь в 1 Ин 1:4 апостол Иоанн говорит, что слышал эти слова именно от Иисуса Христа (Слова жизни), с Которым он общался, а теперь приобщение к Богу происходит через «общение с нами», то есть, апостолами, иначе говоря, через «единую святую христианскую и апостольскую Церковь», которую христиане исповедуют в символе веры.

Слова первой главы Иоаннова послания так красноречивы, что я не могу удержаться, чтобы не привести их здесь целиком:

  1.  О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, —
  2.  ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, —
  3.  о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом.
  4.  И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна.
  5.  И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы.
  6.  Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине;
  7.  если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.
  8.  Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас.
  9. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды.
  10. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.

Что значит, что «Бог есть свет»? Нужно понимать, что это послание Иоанна обращено к той же общине, которая уже слышала его исполненное глубокого символизма Евангелие, в котором образ света занимает совершенно особое место.  

Уже в самом начале Евангелия от Иоанна сказано, что «свет во тьме светит». Под «тьмой» в иудейских и самарянских религиозных писаниях того времени понимали грех и смерть. Но здесь идет речь о таком свете, который тьма греха и смерти одолеть не может. Это «Свет истинный» (Ин 1:9), то есть, сам Христос. Он просвещает человека, что происходит в рождении от Бога (Ин 1:13). Быть просвещенным на языке ранней церкви означало быть крещенным (в 18 веке в «эпоху Просвещения» произвели подмену понятий, выкрав это слово из словаря христианства). Поэтому совершенно неслучайно Иисус рассказывает Никодиму, пришедшему к нему ночью (!), о необходимости «родиться от воды и Духа» (Ин 3:5).

Сам Иисус говорит о Себе в Евангелии как о свете в Ин 8:12: «Я – свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». В Ин 9:5 фраза «Я – свет миру» повторяется в контексте исцеления слепорожденного человека, причем его омовение в купальне Силоам, после которого он прозрел, также содержит явную отсылку к крещению.

Христианин далее призван веровать в свет, ходить при свете, быть сыном света (Ин 12:35-36). Это нужно делать, чтобы его «не объяла тьма», как она объяла Иуду, который пошел предавать Иисуса, когда в него вошел сатана (Ин 13:27), и наступила ночь (Ин 13:30).

Ночь, тьма – противоположность света. Поэтому тот, кто ходит во тьме – как дается понять уже в Иоанновом послании сразу после нашего заглавного текста – не имеет общения с Богом, который есть свет.

Хотя в 1 Ин 1:5 сказано «Бог есть свет», а не «Иисус есть свет» или «Христос есть свет», все вышесказанное показывает, что это совершенно равнозначные утверждения. «Истинный свет уже светит» (1 Ин 2:8), потому что Христос воскрес, Он обитает в Церкви и продолжает просвещать христиан, для которых «тьма проходит».

В этом смысле фраза «Бог есть свет» содержит в себе имплицитный вопрос о том, каким образом этот свет светит на самого человека, так говорящего о Боге. Евангелие и первое послание Иоанна дают однозначный ответ на этот вопрос.




?

Log in

No account? Create an account