Previous Entry Share Next Entry
Критерии лютеранства
a_streltsov

"И не забудь каждые десять лет возвращаться за апдейтами. Знаешь, времена меняются."
Если бы так было на самом деле, люди сошли бы с ума


Пару недель назад в коммьюнити ru_royalty состоялось вот такое типичное обсуждение. В реальной жизни мне неоднократно приходилось сталкиваться с подобными мнениями. Я позволю себе привести здесь некоторые каменты, могущие послужить трамплином для обсуждения в этом посте.

luitannen: А у лютеран, насколько я знаю, попы и церкви вовсе необязательный атрибут бога и к уважениею к нему вообще никакого отношения не имеют. Можно напрямую общаться, если хочешь, а это так, неважный антураж. Так что свободное поведение детей в церкви характерно для них всегда было, и не только для королевских детей.

a_streltsov: Неправильно знаете. :) А поведение детей в церкви отчасти зависит от самих детей, они разные. Главное – избегать крайностей. 

...

daama_cepuree: достаточно правильно. если у лютеран священослужительство не таинство, то вывод, что попы, как таковые, не обязательны, более, чем верен - их там нет. есть главы прихода, которые кто угодно по профессии, но при этом проводят службы ровно 2 раза в неделю по полтора часа.

a_streltsov: Ну как вам сказать... Могут найтись и такие лютеране, кто так скажет. Но в вероучительных книгах лютеран сказано: "мы не отказываемся считать ординацию [на священнослужение] таинством." У лютеран также есть священники, их называют еще пасторами. Если кто-то сейчас вынужден работать, так это потому, что иначе прокормиться не могут. Но служение в церкви - это не только проведение служб, но еще многое другое.

daama_cepuree: у каждой конфессии есть список таинств, это не зависит от того, как его трактуют "некоторые священники". так как у меня в семье как раз лютеранские священники, и живу я в лютеранской стране, то кое что об этом слышала.

a_streltsov: У лютеран нет такого списка, где бы было сказано, сколько таинств. Точнее, списков несколько, в зависимости от обстоятельств. :) Краткий Катехизис Лютера, настольная книга лютеран, там сказано про отпущение грехов: "Верую, что когда призванные служители Христовы исполняют, согласно божественному Его повелению, свои обязанности, особенно когда они отлучают от христианской Церкви явных и нераскаявшихся грешников и отпускают грехи кающимся и желающим исправить свою жизнь, то это и на небе так же действительно и имеет такую силу, как если бы оно совершалось Самим Господом Иисусом Христом." Прощу прощения за длинную цитату. Но она показывает, что согласно учению лютеран, и церковь нужна, и священники нужны. Я понимаю при этом, что "на местах" могут считать иначе, но это как раз частное мнение отдельных людей, пусть даже этих людей где-то и много наберется.


Вопросы о том, как именно верит та или иная церковь, неизбежно вызывают вопрос об авторитете. То есть, что для конкретной церкви считается нормативным, к кому или к чему члены данной церкви обращаются, чтобы получить ответы на интересующие их вопросы. Вы скажете, что это просто и что высшим авторитетом для любой христианской конфессии является Священное Писание как божественное откровение. Но очевидно, что одни и те же слова можно понимать по-разному. Как толковать Библию, что является критерием? Кто может это делать? Как быть, если есть два конфликтующих толкования по принципиальному вопросу? Что делать, если все говорят о Библии как источнике своего вероучения, от римо-католиков до свидетелей иеговы, но при этом выражают диаметрально противоположные взгляды по целому ряду тем?

Возьмите, например, самого библейского-пребиблейского баптиста, и спросите у него, откуда он берет то, во что верит. Он скажет, из Библии. Но если вы попросите его описать то, во что именно он верит, он вряд ли откроет Библию и начнет вам читать все подряд с первого стиха Бытия, но попытается как-то собственными словами выразить сущность своей веры. Откуда он это берет? Он читал Библию и додумался до этого сам? Прочитал об этом в какой-то другой популярной книжке? Услышал от пастора или от собрата по вере? Очевидно, что должна быть дано какое-то дополнительное разъяснение о критерии авторитета.

Очень трудно разобраться в мозаике современного христианского мира. Когда мы собираемся в дальнюю дорогу, то обычно пытаемся узнать хотя бы в самих общих чертах о том, куда едем. Необязательно сразу рассматривать в Google Earth местоположение конкретного дома, но неплохо хотя бы представлять для начала, на каком материке, в какой стране или в какой области находится место нашего назначения. А то можно оказаться в положении человека, который по ошибке купил билет в Канаду вместо Австралии, потому что там тоже был городок с таким же названием. Или одного моего знакомого, который, находясь в Германии, поехал на поезде в не тот Виттемберг.

В этом смысле все многообразие христианских конфессий можно свести к 4 традициям, пусть и с некоторой долей условности. Это римо-католичество, православие, лютеранство и протестантизм. Рискуя чрезмерно упростить картину христианского мира, скажу, что для католиков критерием авторитета является папский престол, для православных – предание (рамки которого могут толковаться по-разному), для протестантов – опыт («Бог мне открыл…»), а для лютеран – вероисповедание. Это не значит, что это обязательно взаимоисключающие понятия. Конечно, и у католиков опыт имеет немаловажное значение, а у протестантов тоже есть определенное представление о вероисповедании (за исключением самых радикальных). Это скорее вопрос тонкой настройки: на что именно, при наличии и прочих факторов, в первую очередь обращается внимание. Например, как выглядит типичное собрание группы по изучению Библии в (пост-)протестантской среде? Собираются люди, садятся в кружок, и начинают по очереди говорить, что лично для них значит тот или иной стих, что им открылось при чтении этого стиха.

Для лютеран главным критерием их веры являются так называемые вероисповедные («символические») книги. Они известны под общим названием «Книга Согласия». Туда всего входит 10 документов: Апостольский символ, Никейский символ, Афанасьевский символ (они еще могут быть представлены как единое целое, как «три вселенских символа»), Аугсбургское исповедание, Апология, Шмалькальденские статьи, Трактат о власти и верховенстве папы, Краткий Катехизис, Большой Катехизис, Формула Согласия, а также в качестве приложения Перечень свидетельств. Древние символы веры понимаются как основа Аугсбургского исповедания, а оно, в свою очередь, служит площадкой, на которой строятся все остальные документы Книги Согласия, так что они в определенном смысле выступают как истолкования Аугсбургского исповедания.

Лютеранам очень легко ответить на вопрос: «А во что верит ваша церковь»? Они сверяются с Книгой Согласия как с церковным вероисповеданием. Именно вероисповедные книги – критерий того, чему учит и во что верит Лютеранская Церковь. Понятно, времена меняются, и совершенно справедливо то, что в Книге Согласия содержатся ответы далеко не на все вопросы, которые волнуют людей сегодня. Например, в Книге Согласия ничего не сказано об ординации женщин на пасторское служение или о венчании или благословении однополых союзов (мне было бы интересно посмотреть на реакцию Мартина Лютера, если бы он услышал об этом; наверное, разразился бы соответствующей длинной тирадой в присущем ему стиле). В любом случае меняющиеся времена меняют не саму церковную догму (10 заповедей не изменишь при всем желании), но ее артикуляцию. В первом веке учение о божестве Христа выражалось языком, понятным евреям. В 4 веке то же самое учение было выражено на языке греческой философии.

Сегодня далеко не все люди, называющие себя лютеранами, считаются с Книгой Согласия. В некоторых кругах эти документы считают важными и интересными с исторической точки зрения, но не имеющими никакого догматического значения для современной церкви. Но дело в том, что как бы конкретные люди ни высказывались на этот счет, общее положение не меняется. В мире встречаются разные несуразности. Например, «православные сталинисты». Это ни о чем не говорит. Лютеранство ставит во главу угла вероисповедание, и это вероисповедание выражено в Книге Согласия. 

На самом деле, термин «конфессиональное лютеранство» избыточен, потому что лютеранство и так по своей природе конфессиональное, то  есть вероисповедное. В этом его суть. Так пришлось говорить во избежание путаницы, когда появилось немало лютеран, забывших об этом. Как и почему это случилось – тема для отдельного разговора.

Как соотносятся Библия и Книга Согласия? Писание есть норма, все определяющая в учении Лютеранской церкви. На сухом языке догматики – «нормирующая норма». Книга Согласия же есть «нормированная норма», то есть, норма, подчиненная Священному Писанию. Но при этом конфессиональные лютеране исповедуют Книгу Согласия не «постольку, поскольку» она соответствует Писанию (что было бы, если бы они произвольно выбирали, с чем в Книге Согласия им согласиться, а с чем – нет), а «потому что» она соответствует Книге Согласия. Тот, кто  желает стать служителем и учителем в Лютеранской церкви, должен пропустить это через себя, переварить, а потом он присягает на верность Писанию и лютеранским вероисповедным книгам.

Лютеране – чемпионы вероисповедания как понятия. В древности Церковь, конечно, была вероисповедной. Но в 16 веке именно лютеране вернули исповеданию то место, которого он заслуживает. Предыдущие реформаторы до Лютера были очень озабочены нравственным разложением католического духовенства. Лютер же во главу угла поставил именно вероисповедание. Конечно, разложение средневекового духовенства было притчей во языцех, и Лютер писал и об этом, но основной упор он делал на вопросы веры. Потому что и совсем неверующие люди могут быть очень высокопорядочными и уважаемыми людьми (взять хотя бы образцы греческой и римской добродетели в древности), но только это не имеет никакого отношения к спасению. Если бы Реформация ограничилась только тем, что показала бы, как лучше зарабатывать себе спасение, то где была бы церковь? 

Катехизисы, конечно, были и до Лютера. Но в среде сторонников Реформации в Германии катехизис стал играть уникальную роль. Можно сказать, что то место, которые в кругах лютеран заняли Краткий Катехизис и Аугбургское вероисповедание, оказало воздействие и на другие христианские традиции. Даже так сильно отделенные от них во времени Катехизис Филарета и современный Катехизис Католической Церкви скорее всего не появились бы в таком виде без методологического влияния лютеран. В этом  – экуменическая заслуга Лютеранской Церкви. 

Лютеране ставят исповедание на первое место, потому что оно – не человеческое дело. В этом смысле этимология греческого слова (homologia) помогает при объяснении смысла исповедания. Исповедовать значит «говорить то же самое». В новозаветном, христианском смысле это значит говорить именно то, что было открыто Богом. Каким Богом? Иисусом. Ключевой текст для понимания исповедания находится в Мф 16:16, где апостол Петр говорит в ответ на вопрос Иисуса о том, за кого ученики почитают Его, знаменитые слова «Ты Христос, Сын Бога живого». Тогда Иисус ответил ему: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах». В этом смысле исповедание понимается как приходящее от Бога, как то, что получено в откровении. Лютеране воспринимают исповедание не как человеческое решение, но как по сути божественное действие, имеющее источник в Боге. Конечно, исповедание подразумевает наличие веры. Но и сама вера здесь понимается как то, что дается Богом, приходит свыше. Настойчивость лютеран в вопросах исповедания на самом деле означает, что Христос занимает главнейшее место в фундаменте лютеранского богословия. Ставить исповедание на первое место значит ставить Христа на первое место. Потому что христианское исповедание в конечном итоге вторит тому, что сказал Св. Петр в Мф 16:16. И смысл исповедания в том, что оно не меняется, потому что Бог не меняется, потому что Христос не меняются. 10 заповедей завтра будут такими же, какими были вчера, и символ веры, и молитва "Отче наш" никуда не денутся также. То же самое с учениями о Троице и о Христе.    

В свете всего вышесказанного обмен мнениями, с которого начался этот пост, может быть поставлен в надлежащую перспективу. В Лютеранской церкви критерием того, чему учит церковь, служат не мнения отдельных священников или даже епископов по тому или иному поводу сами по себе, и тем более не ссылка на то (например), что «знакомые мне лютеране так говорили», но то, что исповедуется в Книге Согласия. Конечно, здоровье Церкви как раз зависит от того, какие епископы и священники в ней служат, насколько то, что они говорят и чему они учат, соответствует Книге Согласия. Поэтому так важно, чтобы от имени Лютеранской церкви выступали люди, правильно наставленные в исповедании Церкви.

А по исходной теме – разумеется, для человека, имеющего хотя бы поверхностное знакомство с ключевым для лютеран Аугсбургским исповеданием, вопрос о том, что «попы и церкви вовсе необязательный атрибут бога», совершенно неактуален.




  • 1

Вопрос не совсем по теме поста :)

О. Алексей, как Вы считаете: "Веруй в Иисуса Христа" - это Закон или Евангелие? :)

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

Это вопрос с каким-то подвохом? :) В Деян 16:31 – Евангелие.

Закон и Евангелие - гомилетический прием (очень хороший). В догматике следует применять с осторожностью. Например, крест - это Закон или Евангелие? И то, и другое!

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

(Anonymous)
Не с подвохом :)
Вальтер, (в его цитировании) Лютер и Герхард говорят, что Евангелие. Четыре современных священнослужителя - что Закон, потому как Евангелие ничего не требует. Да и разве это не дело, предписываемое I заповедью?..

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

Возможно, здесь нет противоречия по сути, но только разница в употреблении терминов. Разговор о "вере" самой по себе в любом случае не имеет смысла и не приносит спасения. Вера оправдывает ради Христа, т.е., содержанием веры является сам Христос. И в этом смысле "веруй в Господа Иисуса Христа" в Деян 16:31 – Евангелие (здесь я согласен в Вальтером и К) ввиду того, что (1) здесь содержатся исповедания "Иисус Господь" и "Иисус Христос", (2) в следующем стихе сказано: "и проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме." Без этого контекста повелительное наклонение "веруй ..." вполне можно было бы истолковать как слово Закона.

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

Эх, Вы меня убедили. А вот Дмитрий Розет с Вами не согласился.
Придётся думать дальше... :)

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

А как он говорит? Может, мы просто говорим о разном?

Re: Вопрос не совсем по теме поста :)

"Не уверен, что я согласен с тем, что Закон и Евангелие -- "прием гомилетики". Такое толкование ведет к тому, что это различие отсутствует в Писании и привносится только проповедником, причем даже не на этапе толкования, а на этапе проповеди. на мой взгляд, это прежде всего герменевтический ключ, различие, заложенное в самом Писании, которое наши проповеди должны лишь адекватно отражать.

Но даже вариант Стрельцова не снимает проблему, поскольку речь идет о толковании проповеди Павла, т. е. вопрос всего лишь формулируется иначе: "какой гомилетический прием здесь использует апостол?"

Касательно последнего... Проповедь сочетает в себе Закон и Евангелие. Поэтому нет необходимости считать ВСЮ проповедь Евангелием, если она заканчивается проповедью Евангелия".

(Само обсуждение находится "ВКонтакте" в гр. "Мы - Лютеране", тема "Интересующие вопросы".)

Добрый день. Прошу вас разрешить один вопрос, который меня смущает. Что является источником убеждённости лютеранина в том, что Книга Согласия действительно соответствует Писанию, что туда не закрались какие-либо ошибки? Спасибо.

Изучение, исследование, сопоставление КС с Библией. Я говорю о (будущих) священниках – они должны ставить т.н. "конфессиональную подпись" перед рукоположением, поэтому они должны хорошенько во всем разобраться, чтобы нести служение с чистой совестью.

Не могли бы вы пояснить, что в данном случае значит термин "вероисповедание"

Публично провозглашаемая вера Церкви.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account