Previous Entry Share Next Entry
Орды крестьян: душепопечительское измерение
a_streltsov
Предыдущие посты этой серии: 1, 2, 3.

В теме про «орды крестьян» хочется поставить какую-то точку, потому что осталось ощущение незавершенности. Окончательно все по местам расставит жизнь, как это обычно и бывает. Всех поправит, кого надо.

Был ли Лютер настоящим немцем? Патриотом Германии? Конечно!  А был ли он националистом в его реформаторской и духовной деятельности? Нет. Вопрос, конечно, отчасти некорректен, потому что национализм как идея – явление в большей степени 19 века.

Историк Лютера и Реформации Хейко Оберман высказался так: «Лютер пытался призвать его «возлюбленных немцев» к единству веры и очистить их от того национализма, что мечтает о союзе религии и крови. С помощью катехизиса и Библии он учил людей молиться и писать по-немецки, не подчеркивать уникальность «немецкого духа», но подавать пример для подражания многим христианским народам».

Христианство по своей прроде наднационально («ни эллина, ни иудея»), и в этом смысле лютеранское вероисповедание как нельзя лучше выражает этот наднациональный характер христианства. Когда студенты Лютера, приехавшие в Виттемберг из других земель, возвращались домой, то они не несли с собой «немецкую идею», не пытались превратить всех в немцев, но они несли чистое Евангелие, они готовы были переложить эту веру на их народные языки, подобно тому как сам Лютер перевел Библию на немецкий.

У меня вызывает недоумение, когда я вижу национальный флаг в алтаре. Кесарю – кесарево, а Божье – Богу. В американских лютеранских церквах это смешение началось с вьетнамской войны. Но какая такая большая война была на Украине? Ну то есть сейчас, конечно, она уже идет, но раньше? Или пение национального гимна на богослужениях – что это такое? Меня это не задевало, пока это не стало выражаться в конкретных заявлениях, подобных тому, что послужило поводом для этих постов. Или в публичных молитвенных просьбах, где рефреном проходит дихотомия «сводолюбивые люди Украины» – «(про)российские террористы».

В этой картине мира все просто. На западе страны живут демократически настроенные и по-европейски мыслящие прогрессивные люди, а на востоке – титушки, ватники и колорады. (Конечно, противоположная точка зрения, утверждающая, что на анти-януковической Украине все – бандеровцы, мне тоже совершенно несимпатична).

Мне представляется, что сложение радикального национализма и религии производит страшную гремучую смесь. Религия в этом случае служит в качестве катализатора, многократно усиливая то, что и так уже проблемно. Пару дней назад мне сказал знакомый немец (далеко не последний среди конфессиональных лютеран Германии): «Новое украинское правительство само допустило большие ошибки. Чего стоит хотя бы этот их закон о языке, который они сразу же приняли». И дело даже не в том, как он, выросший в ГДР, относится к современной РФ. Дело в том, что такая безрассудная и бестолковая деятельность ему в принципе непонятна.

Проблема в том, что любое агрессивное действие рождает противодействие, а при действии против большей силы тебя может просто сшибить с ног. Почему в начале деятельности Украины как независимого государства нельзя было использовать все то лучшее, что было в общей с Россией истории и строить на этом фундаменте? Например объявить Гоголя крупнейшим национальным писателем. Почему нельзя было гордиться Булгаковым, уроженцем Киева. И много еще кем на самом деле. Но вместо этого был взят курс на отрицание: «Украина – не Россия», идеология на уровне первых лиц государства. Но на отрицании, на негативе трудно созидать. Вот разрушать – легко. Проедать полученный капитал легко. Но что будет потом?

В этом смысле меня в религиозной сфере точно так же напрягает термин «протестанты» и особенно его популярное понимание, что протестанты – это те кто протестуют. Спросите у рядового «евангелише» в Германии: кто вы такие? Мы не католики. Но на эту тему я уже писал.

Так вот, со стороны заметно, что был выбран отрицательный вектор развития. А это деструктивная программа, хулиганство, которым можно запугать прохожих на улице, а вот дом отремонтировать нельзя. А прибавьте к тому, что у прохожих в кармане окажется кастет или нож. Может, они и сами куда бОльшие хулиганы. А за подворотней еще стоит десяток человек, которых сразу не заметили. И что, стоило ли начинать хулиганить при таком раскладе?

Любое строительство нации происходит через политику взаимных уступок и компромиссов. Где большинство проводит политику в своих интересах, но при этом не ломает меньшинство через колено, но создает приемлемые условия для существования. А на Украине вообще речь и не шла о большинстве. Фифти-фифти. И при таком раскладе что-то может получиться только тогда, когда у власти правительство национального согласия. Но с этим уже, кажется, запоздали, хотя будущее сейчас в высшей степени туманно.

За языком о ватниках и рабах вполне может скрываться обычный национальный антагонизм. Они там другие на востоке. Другой народ. Почему бы тогда в этом не признаться?

Наверное, многие люди могли бы назвать такие национальности, которые они недолюбливают или которых опасаются. Ксенофобии нас учить не надо, сами кого угодо научим. В Америке я встречал лютеран, которые с большой тревогой говорили о массовой миграции мексиканцев, которые уже даже не учат английский язык, потому что вполне комфортно чувствуют себя с испанским, и их круг общения, средства массовой информации, бизнес-контакты – все заточено на испанский. Эта обеспокоенность понятна. Одно большое НО. Одно дело иметь гражданскую позицию, а другое – закрывать дверь Церкви от людей по причине своей национальной позиции. Церковь по природе наднациональна.

К нам недавно в приход стала ходить семья китайцев. Настоящих. Мать по-русски не говорит. Некоторые люди в России (в том числе отдельные лютеране), бьют тревогу, что Сибирь в скором времени захватят китайцы. А я не боюсь этого. Чего толку бояться того, над чем у тебя нет контроля? В сфере, над которой у меня был частичный контроль (воспроизводство населения) я уже что-то сделал. А остальное в руках Бога. Так или иначе, вот пришла конкретная семья. Крещены. И что, не пустить их на порог? Вы нам не подходите? Продемонстрировать, что они люди второго сорта?

А что, если китайцев станет больше? И они уже составят заметную часть общины, и прихожан-старожилов это начнет напрягать? В таком случае вполне было бы возможно поделить общину на две части и устроить отдельное богослужение, если понадобится, то и на китайском. Как в той же Германии лютеране проводят службы для выходцев из Ирана и Сирии.

При этом параллельно можно голосовать за политическую программу, которая бы ограничила миграцию из соседней страны или даже создать собственную партию или общественное движение и вынести этот вопрос на всеобщее обсуждение, если проблема окажется достаточно серьезной. Но только делать это за пределами церкви. А если церковный служитель станет заявлять с кафедры или писать в церковной газете про то, какие китайцы плохие, при том, что они не на другой планете живут, а уже либо есть в церкви, либо вот-вот будут, то это будет совершенно не по-пастырски.

В лютеранской теологии есть представление двух царствах: царстве левой руки, это государство, оно управляется только посредством закона, и царстве правой руки, Церкви, в которой есть как Закон Божий, так и Евангелие. Так вот, Евангелие есть только в Церкви. И смешение двух царств приводит к печальным последствиям. А радикальный национализм и нетерпимость к другим народам, выраженные представителями церкви, совершенно недопустимы. Потому что тогда священники становятся современными фарисеями, которые снова затворяют «Царство Небесное человекам».

  • 1
>> У меня вызывает недоумение, когда я вижу национальный флаг в алтаре. Кесарю – кесарево, а Божье – Богу. В американских лютеранских церквах это смешение началось с вьетнамской войны. Но какая такая большая война была на Украине? Ну то есть сейчас, конечно, она уже идет, но раньше?

Не одобряя флагов в алтаре, тем не менее, хочется спросить, вы же ведь не считаете, что эта война началась на пустом месте, как бы вдруг? Не допускаете, что притязания России на часть Украины украинцы могли видеть и до начала собственно боевых действий и аннексии Крыма?

>>Чего стоит хотя бы этот их закон о языке, который они сразу же приняли.

А что за новый закон о языке, который новое украинское правительство сразу же приняло?

>> Но вместо этого был взят курс на отрицание: «Украина – не Россия», идеология на уровне первых лиц государства.

Очевидно, это был ответ на утверждение, что Украина – это Россия (часть России), непринятие немалой частью русских права украинцев на отдельную нацию и государство. Вы согласны с тем, что такой взгляд на Украину и украинцев существует?

Флаги были вывешены задолго до Крыма, это никак не было связано, "притязания России" тут не при чем.

Про закон о языке мне сказал собеседник. Полагаю, он ссылался на тот случай, когда вскоре после прихода правительства Турчинова - Яценюка к власти (практически, первым делом) в Раде на обсуждение был вынесен проект за отмену закона о региональных языках, принятого при Януковиче. С точки зрения пиара это имело катастрофические последствия, разве нет? Выглядело как неоправданная провокация.

Взгляд на то, что Украина - это Россия (часть России) существует, но в течение 23 лет он не был официальной политикой России. Он существовал как частная точка зрения малой части населения (если бы было иначе, то Украины по факту не было бы). В этом году этот взгляд по ряду причин стремительно набрал популярность, но по-прежнему не выглядит как официальная точка зрения. Путин хотел включить Украину не в Россию, а в Таможенный Союз, что далеко не то же самое.


Очень странно, можно долго догадываться, чего на самом деле хотел Путин в ближней и дальней перспективе, но он объективно включил в состав России, а не в ТС часть Украины - Крым. Это крайне недружественный акт, который не мог не дать украинцам новый повод для негативного отношения к России. О том, как современная российская власть относится к независимости Украины (и не только), у украинцев была возможность получить представление и раньше, слова о распаде СССР (что равнозначно обретению его частями независимости) как о величайшей катастрофе не вчера сказаны.

История с законом о языках, конечно, была ошибкой со стороны Украины, но ога же является преступлением со стороны антиукраинской пропаганды, достигающей и немцев, как оказалось, где неправда ровно в каждом слове. На самом деле, не новое правительство, а старый парламент, не приняло новый закон, а инициировало отмену закона 2012 года, и инициативу заблокировал как раз "новый" Турчинов. Вот это грустно.

Так там догадываться особо не надо, майдан же и начался с того, что Янукович развернулся от ЕС к ТС. Слова о распаде СССР это как раз то, что я имел в виду. ТС (и Евразийский Союз) мыслился как ослабленный вариант СССР (без коммунистической идеологии и т.п.). Но это не была бы новая Россия, РФ по-прежнему была бы только частью этого образования. При том, что даже в СССР Украина имела отдельное представительство в ООН. Сравните с РИ с ее губерниями.

Я так понимаю, про язык имелся в виду проект от 23 февраля: http://www.pravda.com.ua/news/2014/02/23/7015948/. На самом деле, даже статус регионального языка для русского для меня (как человека русского, поймите меня правильно) несколько странен. Ведь по этому закону русский имел такие же права как язык ромов и караимский, при том, что вам лучше меня известно, какое хождение он имеет на Украине. Если практически любому европейцу объяснить суть проблемы, он искренне не поймет, почему русский до сих пор не имеет статуса государственного языка. В Швейцарии не так. И в Финляндии. И много где еще. Во многом происходит то, что происходит, потому что ситуация была неестественная. А система стремится прийти в состояние равновесия. В чем оно состоит - тот еще вопрос.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account