Previous Entry Share Next Entry
Лютеранство и мощи
a_streltsov

Очередь выстроили грамотно. Православный кластер тоже надо "зацепить" перед выборами.

Представители господствующей в нашей стране конфессии упрекают лютеран в том, что они не поклоняются мощам. «Я думаю, что лютеране просто несчастные люди. Как можно не прикладываться к мощам святым. Бог же нам их специально даёт (святых), чтобы мы учились у них, на их примере вере в Бога. А как они помогают!!! Молятся за нас!!!» , пишет одна такая ревнительница.

В том, что святые молятся за ныне живущих христиан, лютеране в общем не сомневаются, как и в том, что богослужение проводится совместно «с ангелами, архангелами и со всем воинством небесным», в число которого входят и святые, просиявшие у Бога. Ещё яснее в лютеранской традиции понимание того, что святые даны нам в пример. Об этом так и говорится в 21 статье Аугсбургского исповедания: "О поклонении святым наши церкви учат, что мы можем хранить память о святых, чтобы следовать примеру их веры и добрых дел, согласно нашему призванию, как император, например, может следовать примеру Давида, воюя с турками и изгоняя их из своей страны. Ибо оба они — цари." Но из этого никак не следует, что святым необходимо молиться (что не значит, что им нельзя или невозможно молиться в принципе, т.е., что они по определению «не услышат», как полагают сектанты) и особенно, что нужно специально сберегать их мощи и «прикладываться к ним», проявляя тем самым особое благочестие.
 
Предположить ли, что лютеране просто не достигли ещё какой–то высшей, духовной степени познания Бога, не доросли до особого просветления, которым охвачены тысячи людей в Москве, стоящие сейчас в бесконечной очереди к поясу Пресвятой Богородицы? И дело даже не в том, насколько регулярно ходят в Церковь эти люди. Как часто ходят на исповедь к священнику. Сколько раз в год приходят к Евхаристии. Воспитывают ли они своих детей согласно христианской вере, молятся ли они в семье, читают ли Священное Писание, стараются ли жить по Заповедям Божьим. Насколько эгоистичны они в своих пожеланиях  (ведь может же быть и духовность типа: «хоть к Богу, хоть к черту, хоть к дьяволу, главное, чтобы я был(а) здоров(а) и т.п.). Нередко бывает такое, когда люди, сталкивающиеся с экстремальной жизненной ситуацией, такой как неизлечимая болезнь собственная или близкого человека, алкоголизм, наркомания, супружеская измена, пропажа человека без вести, бросаются во всевозможные крайности, во все стороны, авось что-нибудь да поможет. Сегодня в Церковь свечку поставить, а завтра – к бабке-гадалке, «порчу» или «сглаз» снять. Я не выступаю против личных поисков счастья в жизни такими людьми, против их выбора. Если они считают, что им важно простоять сутки в очереди для просмотра или тактильного контакта с признанной святыней, и что это им как-то особенно поможет, то против этого ничего нельзя возразить. Хозяин барин.
 
Что мне не нравится, так это навязываемая ложная дилемма: христианство – это «очередь к поясу» и больше никак. Т.е., либо очередь, либо безбожие. Это лукавство. Facere quod in se est, говорили средневековые схоласты, «делай то, что в тебе». Иначе говоря, хочешь исцеления, хочешь быть духовным – изволь постоять в очереди. Только духовный стахановец спасётся. Я говорю фигурально, конечно. 
 
Но в христианстве очень важно отличать главное от второстепенного, для того, чтобы концентрироваться именно на главном. Главное в христианстве – это сам Христос. Больше Христа – больше христианства, меньше Христа – меньше христианства. И в этом смысле известное учение лютеран об «оправдании верой» есть ни что иное как призыв к тому, чтобы в учении и проповеди Церкви было больше Христа.
 
Ведь превращать главное во второстепенное, а второстепенное в главное – это очень опасный путь. Тогда нет и никакой надобности вообще оставлять в употреблении это главное, ставшее теперь второстепенным. Разве что для того, чтобы соблюсти приличия…
 
Наивно думать, будто бы лютеране никогда не слышали о мощах и прочих подобных святынях. Слышали, да ещё как. Для Лютеранской Церкви мощи – это не некая неведомая мистерия, но часть Её прошлого, от которого Она сознательно отказалась. У нас были мощи, а потом мы осознали, что культ поклонения мощам приводит к нарушению чистоты веры, и отказались от него. “Been there, done that.”
 
Реформация началась в Виттенберге, где Фридрих Мудрый, курфюрст Саксонский, собрал огромное количество мощей. Более того, именно на День всех Святых, в канун которого Лютер и выступил со своим предложением о диспуте насчёт индульгенций, посещаемость этого «музея» мощей многократно возрастала. Фридрих был страстным коллекционером мощей и средневековых религиозных святынь,  и со всей душой отдавался этому занятию, гоняясь за новыми и старыми мощами по всей Европе. Конечно, это имело в том числе немалое политическое и экономическое значение, точно так же как нынешняя гигантская очередь в Храм Христа Спасителя, о которой сейчас трубят во всех средствах массовой информации, представляет отличную рекламу для Русской Православной Церкви.
 
Но нынешней РПЦ надо ещё много постараться, чтобы достигнуть уровня Виттенберга начала 16 века. Среди прочего в Виттенберге имелись ветвь неопалимой купины, тринадцать частей рождественских яслей, частица золота и три частицы смирны из даров волхвов, кусочек Хлеба Тайной Вечери, шип из тернового венца Христа, частица Его плащаницы, волос из Его бороды, гвоздь Распятия, 35 фрагментов Креста, кусочек камня с горы Вознесения, четыре волоса Богородицы, несколько капель Ее молока, три части Ее одежды, четыре части Ее пояса, семь частей Ее покрывала, окропленного Кровью Христа, четыре части тела св. Иоанна Златоуста, зуб св. Иеронима, четыре части св. Августина, шесть частей св. Бернара Клервосского – всего свыше 10000 артефактов, собранных в одном месте.

Понятно, что недостатка в паломниках Виттемберг не испытывал. И хотя знаменитейшие европейские места паломничества – Рим и Сантьяго-де-Компостела – оставались непокорёнными вершинами, курфюрст Фридрих очень старался. И его старания увенчались успехом: именно в его вотчине началась Реформация. Результат превзошёл все ожидания.

  • 1
Согласен. Очень часто поклонение мощам идет в русле многих суеверий, не имеющих с христианством ничего общего. И мне не понятно еще, когда молитву обращают к святым заступникам. Непривычно и непонятно, а ведь это во многих доминирующих конфессиях практикуется.

Порой им даже не молятся. Например, водители такси нередко относятся к святым заступникам (или их образам) как к некоторым "оберегам."

Античное общество было разделено на профессиональные гильдии, у которых были свои боги и покровители. Отчасти идея идёт оттуда. В более недавнее время это хорошо можно было видеть на примере католических миссий в Америке: местные языческие божества трансформировались в святых заступников.

  • 1
?

Log in