Previous Entry Share Next Entry
Благочестивые желания
a_streltsov

Предыдущие части: I. Истоки, II. Самое истинное христианство, III. Отец пиетизма.

Первоначально сочинение Шпенера Pia desideria представляло предисловие к сборнику проповедей Иоганна Арндта (Postilla, Auslegung der Sonntagsevangelien). Целью своей работы Шпенер положил назидание читателей, чтобы они достигли высшего благочестия и послужили бы примером другим людям. В книжице три части. В первой Шпенер отмечает бедственное состояние церкви, во второй обсуждает, можно ли его улучшить, а в третьей вносит конкретные предложения – те самые «благочестивые желания» – по исправлению положения в церкви.


Что конкретно предложил церкви Шпенер? Имеет смысл сразу озвучить его “благочестивые желания,” чтобы его программа реформ была понятна. Всего их шесть.


1. (а) Для полного познания Слова богослужения с его проповедью недостаточно. В каждой христианской семье должна быть Библия или по крайней мере Новый Завет, и глава семейства должен каждый ее читать для всех. (б) В богослужение нужно дополнительно ввести чтение Библии, книга за книгой. (в) Должны быть созданы группы по изучению Библии (collegia pietatis). На этих встречах не должно быть проповеди или наставления одного только пастора, хотя он и может осуществлять общее руководство встречей. После чтения Библии члены группы могут обсуждать друг с другом смысл услышанного. В случае сомнений или непонимания услышанного члены группы могут задавать вопросы, чтобы послушать тех участников группы, кто больше разобрался в тексте. Такие группы должны быть очень эффективны, их участники “за короткое время ощутят личный рост,” духовная жизнь людей укрепится, и они станут совсем другими людьми.

2. Установление и проявление на практике духовного священства. Ссылаясь на письмо Лютера богемцам, Шпенер настаивает, что «все духовные действия открыты для всех христиан без исключения.» Хотя для регулярного их исполнения назначены особые служители, в крайнем случае это могут делать и другие. Каждый христианин не только должен пребывать в молитве, благодарении, добрых делах и милостыне, но также изучать Слово Божье и наставлять в нем других людей. Шпенер уверяет, что надлежащее использование духовного священства не создаст никакого вреда для священного служения. Если встать на этот путь, особенно если члены каждой общины будут увещевать и обличать друг друга, то церковь будет видимым образом реформирована” [здесь наглядно показано стремление Шпенера продолжить то, что Лютер как бы оставил незавершенным].

3. Люди должны усвоить, что знания христианской веры недостаточно, потому что суть христианства – в делах. Необходимо любить друг друга, используя всякую возможность, чтобы послужить ближнему в любви. Христианину следует рассказывать духовнику или другому опытному христианину о своей жизни, о том, как он упражнялся в христианской любви, что удалось сделать и что нет. Такие встречи должны стать регулярными.

4. Необходимо правильно вести себя в религиозных спорах с неверующими и еретиками. Нужно молиться о них, подавать им хороший пример своей жизнью и, используя Богом данные дары, пытаться приобрести их для веры. Как это сделать? Указывать им на простоту христианского учения. Сердечно любить всех неверующих и еретиков. Считать их нашими братьями ввиду общности в творении и божественной любви. Ни в коем случае не оскорблять неверующих или еретиков в связи с их религиозностью. Ненависть к лжеучению не должна ослаблять любовь к носителю такого учения. Стараться воздерживаться от споров, потому что не все споры полезны. Некоторые люди только хотят обратить как можно больше людей в лютеранство, при этом им неважно, чтобы с этим исповеданием такие люди стали искренними христианами по самой своей сути, а это плохо. В истинном исповедании веры они усматривают лишь средство укрепления собственной религиозной партии, а не начало ревностного служения Божьего. Убеждения в истине недостаточно для обретения веры, необходима также «святая любовь Бога» [невольно вспоминается римо-католическое учение о «вере, действующей любовью»].

5. Поскольку основные реформы должны выпасть на долю служителей церкви, необходимо, чтобы они были истинными христианами. Служителей надлежит готовить в  «наших» школах и университетах [университет в Галле стал центром пиетизма именно как реализация этой части программы]. Студенты обязательно должны усвоить, что святая жизнь имеет не меньшее значение, чем усердие в учебе, на самом деле, учеба без благочестия совершенно бесполезна. Профессора должны обращать самое пристальное внимание не только на учебу, но на саму жизнь студентов. Отдавать предпочтение следует не сильным студентам с бунтарскими наклонностями или вредными привычками, но благочестивым, пусть даже они отстают в учебе от прочих. Именно таких нужно продвигать, потому что у остальных в любом случае только «плотское знание». По итогам университетской жизни студенты должны получать характеристики, где было бы отмечено их благочестие. В процессе обучения нужно снижать уровень полемики: «все богословие должно вернуться к апостольской простоте».

6. В проповеди все должно служить назиданию слушателей. Задача проповеди – породить как можно больше плодов веры [на место предыдущей христоцентричности лютеранской проповеди приходит «христопериферийность»]. Проповедь должна быть обращена к “внутреннему человеку,” чтобы он лучше проявлял свою веру в жизни.    


Итак, такими желаниями Шпенер поделился с читателями, которых оказалось очень много – его сочинение стало пользоваться огромной популярностью. Для Шпенера Pia desideria – книга практическая, а не богословская. Тем не менее, Шпенер так или иначе затрагивает догматические вопросы. С одной стороны, он подчеркивает свою лютеранскую позицию, говорит, что высоко ценит оправдание верой, крещение и причастие, которое понимает не по-реформатски. Но по прочтении других частей книги создается впечатление, что Шпенер специально “подстраховался” в уверении в своей ортодоксии, потому что его понимание греха, оправдания, освящения, церкви, священного служения и таинств в других частях книги вызывает некоторое недоумение.

Шпенер мнит себя продолжателем дела Арндта, сокрушаясь, что многие люди не понимают и не исполняют “истинное христианство,” которое для него носит очень практический характер. Теологи лютеранской ортодоксии полагали, что изучение теологии приносит славу Богу, но для Шпенера “неизвестные в Писании тонкости” бесполезны или даже вредны. В этом смысле догматические споры – досадная помеха на пути к настоящему христианству. “Они думают, что все в порядке, если знают, как ответить на заблуждения папистов, реформатов, анабаптистов и т.д., не обращая внимания на те статьи веры, которые предположительно у нас общие или на те правила морали, которые мы все признаем.”

Поскольку Шпенер не ценит теологию высоко, то неудивительно, что его подход к христианской вере антропоцентричен: первое практическое начало христианства – самоотречение.

Такой “практический” подход к христианству обуславливает и представление Шпенера о церкви. Шпенеру 7 статья Аугсбургского Исповедания не указ: присутствия Слова и таинств для него недостаточно, нужно что-то еще. В свою очередь, маргинализация АИ 7 приводит Шпенера к акценту на “видимой” и “невидимой” церкви (“как трудно найти хотя бы малое число настоящих и истинных учеников Христа среди огромной массы номинальных христиан!”).

Соответственно, богослужение перестает быть для Шпенера центром христианской жизни. Важно то, что происходит при этом внутри самого человека. Для Шпенера подлинное поклонение Богу – дело не общинное, но строго индивидуальное: “Недостаточно поклоняться Богу во внешнем храме, но внутренний человек лучше всего поклоняется Богу в своем внутреннем храме, независимо от того, находится ли он в это время во внешнем храме.”

Хотя Шпенер признает силу проповеданного Слова, традиционной проповеди в церкви ему недостаточно. Есть нужда в “более обширном использовании Слова Божьего среди нас.” Где? Не только на самом богослужении, но и за его рамками! В средневековье Библия была заслонена от людей внешним авторитетом церкви, Лютер вернул Библию народу, не нарушив при этом литургический баланс, Шпенер же фактически сделал для мирян возможным публично (то есть, не только частным образом или в кругу семьи) использовать Библию вне богослужебного контекста. Представление Шпенера о том, что все христиане должны знать всю Библию, а не только те тексты, которые читаются на богослужении, приводит его к идее о специальных собраниях для чтения и изучения Библии. Хотя Шпенер так не говорит, на практике он относится к библейским текстам в первую очередь не как к слову о Христе (Ин 5:39; Лк 24:27), но как к ценной информации, получение которой способно исправить и улучшить духовную жизнь участников таких групп. Отсюда уже совсем маленький шажок к тому, чтобы начать рассматривать именно такие собрания как “истинную церковь,” подлинное проявление “невидимой церкви” в отличие от “внешней” или “мертвой” церкви, что, в общем, далее и произошло, хотя Шпенер, возможно, и не подозревал, чем на практике обернутся его “желания.”

Конечно, для такого поворота нужно было определенное переосмысление христианской веры. Под верой Шпенер, как правило, подразумевает “живую веру” (как и один из его наставников Жан де Лабади). Отчасти поэтому ему так нравится ранний Лютер , например, Лютер периода лекций на Послание к Римлянам, августинский монах, еще не ставший до конца лютеранином, который говорит о том, что “вера меняет нас и делает нас заново рожденными от Бога” (ранний Лютер считал, что вера оправдывает нас в том смысле, что она меняет нас внутри, а зрелый говорил, что вера оправдывает нас в смысле провозглашения нас праведными ради Христа).

Шпенер сокрушается, что многие люди продолжают жить в грехе, но при этом считают себя верующими, хотя на самом деле они не имеют Святого Духа и истинной веры, но только обманывают сами себя. После этого он делает интересное замечание: “Подобно тому как приведенная выше иллюзия веры как единственного средства спасения с нашей стороны наносит огромный вред, так и со стороны божественных средств Слова и таинств добавляется постыдная иллюзия opus operatum.” В этой фразе особенно смущает первая часть. Возможно, я понимаю Шпенера превратно, но в этих словах трудно пройти мимо того факта, что для Шпенера вера – это что-то, что происходит именно «с нашей стороны». Это трудно согласовать с традиционным лютеранским представлением о том, что сама вера – дар Божий, как об этом, например, говорит Мартин Лютер в объяснении третьего догмата веры в Кратком Катехизисе: «Я верую, что не могу собственным умом или силою ни верить в Иисуса Христа, ни придти к Нему, но Святой Дух призвал меня через Евангелие, просветил меня дарами Своими, освятил и сохранил меня в истинной вере.» Что касается таинств, то Шпенеру не нравятся христиане, которые приходят к причастию и независимо от того, что творится в их сердцах и наличествуют ли у них плоды веры, считают себя людьми, имеющими веру (здесь Шпенер ссылается на «Истинное христианство» Арндта).

Сами по себе Слово и таинства для Шпенера недостаточны. Недостаточно слышать Слово Божье, надо впустить его в сердце и должным образом воспользоваться полученной благодатью. То же самое относится к исповеди и отпущению грехов. Евангельское утешение и прощение обращено только к верующим. Для Шпенера важно не само объективное возвещение прощения, но то, что с этим делают люди. То же самое относится к причастию. Шпенер выступает против практики, когда люди приходят к причастию и думают при этом только о самом причастии, о том, насколько часто они это совершают. Важно же, чтобы они действительно «провозглашали смерть Господа их устами, сердцами и жизнью», чтобы на троне их жизни находился не ветхий Адам, но Господь.  

Такие акценты на субъективном принятии и использовании Слова и таинств так или иначе приводят Шпенера к перфекционизму в вопросах христианской жизни: «Нам не запрещено искать совершенства, но мы призваны к нему. И как желательно было бы достичь его!» Шпенер дает далее конкретные советы, как двигаться к совершенству. Во-первых, нужно отказаться от алкоголя. Речь идет не только о пьянстве, но и об употреблении алкоголя вообще: «Пьянство не только распространено в высоких и низких кругах, среди лиц церковного и политического сословия, но также имеет своих защитников среди тех, кто, допуская, что напивающиеся люди виновны в грехе, тем не менее, желает утверждать, что не грех или во всяком случае не достойный упоминания грех выпивать от случая к случаю (если это не происходит слишком часто) за здоровье хорошего друга. … Недопустимо оправдание, что нужно провести различие между человеком, пьющим все время и ищущим удовольствие в выпивке, и прочими, выпивающими редко, по определенному поводу и за здоровье других…  желаю просто спросить таких людей, считают ли они проклятой жизнь только тех, кто вовлечен в распутство каждый день, прелюбодействует каждый день, вступает в гомосексуальную связь, крадет, грабит и т.д. каждый день, или же они считают, что делать такие вещи и раз в год, не говоря уже раз в месяц, это уже слишком много, и что, если решительно и всерьез не вырвать такие грехи с корнем, эти порочные и нераскаявшиеся люди утратят свое спасение.» Во-вторых, нужно воздерживаться от участия в судах (на судебном процессе практически невозможно проявлять любовь к ближнему). В-третьих, стоит задуматься о том, чтобы собственность была общей, подобно тому, как это было у первоапостольской церкви в Иерусалиме.

Ну и, конечно, христианин должен упражняться в благочестивых мыслях, исследовать себя, и всячески стремиться к возрастанию в вере. Быстрее всего этого роста в вере можно добиться, если последовать совету Шпенера и организовать в дополнение и в отрыве от церковной литургии "кружки благочестия" (collegia pietatis) для чтения и обсуждения Писания и укрепления друг друга в вере. Но не стоит пренебрегать и слежкой членов общины друг за другом, чтобы можно было оценить, кто уже действительно обладает «истинными признаками нового рождения», а кто еще нет.

О том, как заработала программа Шпенера, как его благочестивые желания стали применяться на практике и что они сделали с Лютеранской Церковью, можно будет рассказать в следующий раз.


  • 1
"Отдавать предпочтение следует не сильным студентам с бунтарскими наклонностями или вредными привычками, но благочестивым, пусть даже они отстают в учебе от прочих." - попади Лютер в такой университет, не доучился бы, наверное... Апостол Павел - тоже.

Это вечная проблема. С послушными студентами, конечно, легче, но нужно быть морально готовым к тому, что человек может быть не совсем таким, каким кажется вначале. А некоторые "трудные" могут впоследствии удивить с хорошей стороны. Мф 21:28-31 в действии. :)

"ранний Лютер считал, что вера оправдывает нас в том смысле, что она меняет нас внутри, а зрелый говорил, что вера оправдывает нас в смысле провозглашения нас праведными ради Христа" - скажите, пожалуйста, пастор Алексей, а разве правильно противопоставлять эти два значения?

Читая КС я так понял, (в особенности явно это, как мне кажется, в "Апологии..." Меланхтона и в Формуле согласия), что должно происходить и то, и другое. Верой мы желаем спасения, принимаем спасение, испытываем уверенность в спасении (которое заслужено не нами, но Христом, а нам подается как дар). Но именно эта вера (внушенная, конечно, Св. Духом), освободив нас и от самоуверенности, и от отчаяния, меняет нас внутри и ведет по пути "любви и исполнения закона". Разве это не так?

Опять же, разве то, что мы не можем уверовать собственными силами, так что вера является не нашим собственным делом, но делом Св.Духа в нас, противоречит тому, что в некотором смысле эта вера все же является нашей? Ведь Св.Дух действует не помимо нашей воли, но через нее?

И не следует ли отсюда, что христианин должен укреплять свою веру, свою обращенность к Христу и упование на него, упорно стараясь исполнять Закон, и понимая, в ходе этих своих упорных попыток, что, во-первых, несмотря ни на какие духовные "успехи", по-прежнему остро нуждается в прощении и получении спасения в дар, и, во-вторых, что все, что он может совершить в плане любви к Богу и к ближнему, совершает только по благодати, а не собственными силами?

Я понимаю, что, конечно, вполне могу заблуждаться, и буду рад, если Вы мне на это укажете.

***Я понимаю, что, конечно, вполне могу заблуждаться, и буду рад, если Вы мне на это укажете.

Я не вижу, в чем бы Вы заблуждались. Разве только нужно быть осторожным в описании веры как "дела": это может быть понято превратно. Некоторые говорят об "оправдании по вере," подразумевая под ней фактически то одно дело, на основании которого человек оправдывается. Мы же как лютеране говорим об "оправдании верой," т.е. "через веру," вера по природе не онтологична, но инструментальна и рецептивна.

***разве правильно противопоставлять эти два значения?

Думаю, правильно различать их. Бог в оправдании "делает" нас праведными vs Бог вменяет нам праведность [Христа] (здесь лютеране любят использовать такие формулировки как eхtra nos, iustitia aliena и т.д.). Конечно, лютеране не антиномисты, оправдание одной верой не значит, что вера может быть одна (она никогда не бывает "одна" - иначе это "бесовская вера" как в послании Иакова), добрые дела необходимы и т.д., но здесь речь не об этом.

Одно из лучших описаний оправдания верой содержится в толковании Лютера на Послание к галатам: "Итак, вера оправдывает, потому что она держится (habeat) за это сокровище, а именно присутствующего Христа (quia Christus adest)."

Также Пауль Альтхаус верно отмечает, что "недостаточно говорить, что вера принимает оправдание или что человек получает оправдание верой. Мы должны выражаться точнее, в терминах Лютера: оправдание получено верой, то есть, в форме веры."

Что касается рассуждения в посте о фразе самого Шпенера, разумеется, он не допускает здесь никаких грубых ошибок, и я вполне в этом случае могу к нему придираться. Его очень сложно поймать за руку. Проблема не столько в том, что именно он говорит, но в том, о чем (о Ком) он умалчивает. У него в книжке почти нет Христа. А если Христа так мало, то это обычно приводит к печальным последствиям, что и произошло в случае с пиетистами. Можно сколько угодно успокаивать себя: ну, он мало говорит о Христе, потому что другие уже все сказали до него. Или: он мало говорит о Христе, но он Его обязательно имеет в виду, все его наставления о делах нужно читать, подразумевая то, что именно Христос стоит в центре всего. Но на практике люди обычно воспринимают такие назидания иначе...

Edited at 2012-03-20 02:34 pm (UTC)

Спасибо! Т.е., суть дела в том (немного упрощая), что Шпенер говорит и об оправдании, и об освящении, но смещает акценты таким образом, что уже не освящение понимается и рассматривается в контексте оправдания (совершенного Христом вне нас), а наоборот - оправдание в контексте освящения.

Да. Пиетисты вообще делают основной упор на освящении, что довольно скоро проявилось на практике: крещение было отодвинуто в сторону (младенцев продолжали крестить, но скорее по инерции), а на первое место вышла конфирмация, которая понималась как демонстрация "возрожденности."

К "желанию" 1в)

"Какое-то время служение малых групп считалось в евангелических кругах последним словом и, будь то хорошо или плохо, проникало и в некоторые лютеранские общины. Моя община была в их числе. Она приняла на веру утверждение, что малые группы теперь — лучший способ производить на свет искренних учеников Иисуса Христа.
[…]
Напротив, конфессиональные лютеране уже давно поняли, что семья, наряду с богослужением и формальной катехизацией, является самой естественной и плодородной средой для воспитания учеников".
(http://www.liveinternet.ru/users/1650027/post211318753/)

Спасибо за цитату и ссылку. Да, все хорошее просто. И, как правило, было уже изобретено до нас. :)

Где же продолжение? У вас очень интересный журнал!

В православных приходах России сейчас кое-где появляются группы совместного чтения Библии. Правильно ли я понимаю, что в российском лютеранстве подобного явления нет и, вероятно, не предвидится, т. к. относятся к нему настороженно?

Где же продолжение? У вас очень интересный журнал!

В православных приходах России стали появляться группы совместного чтения Библии. Правильно ли я понимаю, что в СЕЛЦ подобное явление отсутствует по причине исторически сложившегося настороженного к нему отношения?

Простите, что отвечаю только сейчас. В СЕЛЦ мы изучаем Писание вне литургии, я сам веду такие занятия. Мы 4 года изучали Евангелие от Матфея, в этом году изучали 1 Коринфянам. Мы рассматриваем это как часть наставления прихожан в вере (продолжающегося катехизиса).

  • 1
?

Log in

No account? Create an account